Современные статьи по игре Го
И. Триптих о мастерстве
интервью с Игорем Гришиным
С чего начать?
авторы Михаил Емельянов, Игорь Гришин
Классическое Го
автор Михаил Емельянов
Музыка Го
автор Михаил Емельянов
Модели Го
автор Виталий Мищенко
Книги Го
«Мэйдзин»
Ясунари Кавабата
Роман лауреата Нобелевской премии посвящен переломному для истории Го моменту. В нем показана встреча классического Го с Го современным, тяготеющим к соревновательной результативности.
«Русский Учитель японского Го»
И.А. Гришин, М.Г. Емельянов
Это лучшая книга по игре Го на русском языке. Написана Мастерами для будущих Мастеров. Если Вы хотите научиться играть в Го, и рядом нет Учителя - это книга для вас.
«Школа Го»
В.А. Асташкин, Г.И. Нилов
Эта серия статей, предназначенная для знакомства с основами игры, опубликована в журнале "Наука и Жизнь" в 1975-1976 годах. Именно с нею многие связывают начало Го в России.
«Мыслить и побеждать: игра Го для начинающих»
И.А. Гришин, М.Г. Емельянов, А.В. Степанов
Первый русский учебник по игре Го (издан в 2006 году). Это оригинальное издание, которое содержит огромное количество учебного и справочного материала по игре Го. Федерация Го рекомендует!

И
Триптих о мастерстве

Игорь Гришин, основатель Школы Го "Восхождение"

МАСТЕР ГО

Игорь Гришин, Россия

— Игорь! Можно я сразу спрошу: что такое правильный и неправильный ход?

Смеётся.

— Хорошо, спросите. Давайте начнем с игры. Правильный и неправильный ход — это словосочетание в нашем школьном языке. Правильный ход — это ход, с помощью которого мы усиливаем свои слабые камни. Не все подряд, а те, которые являются стратегически важными. Усиление стратегически важных камней — это правильный ход мысли.
Столь же правильным будет ослабление важнейших камней противника. Сила и слабость камней — это первый показатель. Второй — эффективность или действенность камней. Мы можем повышать действенность своих камней и уменьшать действенность камней противника. Например, помогая противнику сделать свои усилия (камни, стратегические операции) на некоем участке избыточными. Это второй важнейший показатель.
Третий показатель правильного хода мысли связан с понятием "стратегическая трещина", с поиском таких трещин и их преодолением — либо порождением, если мы кому—либо противодействуем.
С первым же вопросом мы погрузились в глубины стратегического Го!

— Почему ваш выбор пал именно на Го? Насколько я знаю, в России, в то время, когда вы начали своё "восхождение", были очень популярны шахматы.

— Тогда, более десяти лет назад, мне было бы трудно ответить на такой вопрос. Но сейчас, когда прошло время и появилась некоторая отстранённость, я могу ответить, созерцая свои глубинные побуждения. На вопросы всегда интересно отвечать правдиво, раскрывая себя, иначе какой смысл вообще отвечать?
Мой выбор пал на Го только потому, что игра Го в то время была очень непопулярна. Это были самые тяжелые годы перестройки, когда люди были ошеломлены. В Москве в то время постоянно учились Го от силы три—четыре человека. Может быть, пять… допускаю, что кто—то мне неизвестен, тогда может, и немного больше. Но думаю, что не больше двух десятков человек в Москве в то время как—то думали о Го, ставили камни на доску... Книг по Го на русском языке было не достать вообще, ни за какие деньги, не говоря уж о том, чтобы отобрать какие—то наилучшие книги. То есть, выбрать книги по технике, по стратегии, разобраться в этом вопросе. Об этом разговор вообще не стоял. Не было книг и на английском языке. Не было Интернета, и информация была очень, очень ограниченной.
Было большое количество литературы по шахматам, были шахматисты, было с кем сыграть в шахматы, но мой выбор пал на Го. Потому, что в Го содержалась какая—то необъяснимая тайна (ВЫНОС?). Го в то время уже никак не была народной игрой. Мы играли на окраине Москвы, в маленькой однокомнатной квартире, на кухне, и атмосфера этих встреч была очень мощной. Мы играли на маленькой кухне, но мыслили о великом. У нас была старая японская доска, старые японские камни, и это создавало неповторимую обстановку…

— Ваша жена Татьяна тоже играет в Го. Играете ли вы между собой?

— Мне трудно ответить на этот вопрос, потому что он содержит в себе очень сильное упрощение. Упрощение для меня лично. Наверное, так это и выглядит глазами человека, который никогда не слышал о том, что существует философия Го, история такой философии. Конечно, если Татьяна, моя жена, играет в Го, то возникает естественный вопрос: играем ли мы между собой? Это вопрос низводит меня вместе с моей женой, вместе с ее волшебным Го на доску для игры Го — то есть на доску для настольной игры. Заданный вопрос лежит исключительно в плоскости настольной игры. Поэтому мне достаточно сложно ответить на него. Он очень сильно упрощает те переживания, в которых мы находимся с моей женой, если рассматривать такой срез наших с ней отношений, как Го.
Да, мы очень часто говорим о Го — гораздо чаще, чем играем. Если же мы играем, то со стороны это меньше всего похоже на игру в настольную игру го.

— Как бы вы чувствовали себя, если бы Татьяна стала играть в Го сильнее вас?

— Этот вопрос требует от меня достаточно узкой проекции на игру, на те чувства, те энергии, которыми питается или может питаться Мастер Игры. Если бы я жил только подобными эмоциями и энергиями, то, конечно, ни о каком мастерстве для себя я, наверное, не мог бы помышлять. Конечно, если бы Татьяна стала играть в Го сильнее меня, то я только порадовался бы этому. Но к счастью, у нас обоих есть гораздо более глубокие темы в Го, чем "играть сильнее кого—то".
99% любителей Го в Азии, в Европе, в России обременены именно подобными идеями: как играть сильнее кого—то, проектировать свою игру на чью—то игру, стремиться к усилению своей игры… Стремление к усилению своей игры — для многих это единственная идея Го, которая вообще существует. Единственная! Однако если разобраться в вопросе глубже, то в Го присутствует огромное множество других идей. Чтобы почувствовать их, нужно прожить в искусстве достаточно долгую жизнь. Или общаться с теми, кто носит эти идеи в себе.
Нужно много читать, много путешествовать. Надо общаться с Мастерами. Но у людей не всегда есть на это силы и время, и не всегда есть идея, что это надо делать. Поэтому их смысловое поле в Го и в игре Го в настоящее время весьма ограниченно. Если это не просто мое наблюдение, и если допустить, что так было всегда, то, что же отсюда следует? Может, неслучайно Конфуций называл Го "неудачным" времяпрепровождением? Ведь даже в те времена, несмотря на то, что у людей было время и были очень глубокие идеи, большинство любителей Го предавались этой игре как пустому или азартному занятию.

— У многих из нас есть жёны, не знающие правил Го. Советуете ли вы учить их играть в Го, или же не стоит этого делать?

— Если есть жёны, то, конечно, невозможно их не учить. Учить играть в Го и учить — серьезная разница. Учить человека тяжело и, можно сказать, опасно. Учить человека прямо — вообще невозможно. Человек учится только исподтишка, только косвенно. Хуже нет, чем прямо учить человека чему—либо.
Я думаю, что не надо никого учить играть в Го. Зачем? Я лично давно перестал видеть в этом какую—либо цель.

— Сколько человек, по вашим оценкам, играет в Го в России?

— Это очень важный вопрос в том смысле, что вообще нас не должно интересовать, сколько человек играет в Го в России. Не имело бы никакого значения, даже если в России играло бы в Го всего "полтора человека". Пусть даже один человек, и этот человек — ты. Тогда было бы ещё лучше, ты просто бы играл в Го сам с собой. Но в таком случае была бы нужна какая—то опора, с помощью которой можно удержаться. Такой человек должен быть Мастером. Иначе и он погаснет.
В любом случае, сколько бы людей не играло в Го в России, надо точно осознавать, что 99% из этого количества будет играть в Го как в настольную игру. И в этом смысле обмен между тобой — если ты поддерживаешь мастерскую идею, идею, которая содержалась в Го как в древнем эволюционном искусстве, и между этими 99% людей будет всегда крайне затруднен. Люди будут тянуть тебя на свою территорию, на территорию настольной игры, на территорию соревнований по настольной игре… Если разбираться по—честному, то такое Го ничем не важнее, чем игра в домино. Домино — такая же настольная игра, ничем не лучше и не хуже Го. Шашки — такая же настольная игра, если говорить о Го как о настольной игре.
Если же мы говорим, что Го — это не просто настольная игра, то в этом случае гораздо важней оказывается вопрос: "сколько человек в России относится к игре Го не только как к настольной игре?" В данном случае мы говорим о более важном — одном оставшемся проценте. Это один процент из играющих в Го людей, которые относятся к ней не только как к настольной игре, видящих в ней нечто большее — то большее, что связывает Го с человеком, с жизнью, с серьёзными вопросами, имеющими важное отношение к человеческой жизни, к эволюции человека. Тогда важный вопрос — сколько таких людей в России, сколько человек составляет этот "один процент"? К счастью, в настоящее время — уже несколько десятков.

— Планируете ли вы увеличивать это число? И какими методами?

— Этот вопрос важен, если поставить его перед собой чуть—чуть иначе. Скажем так: если увеличить число "настольщиков" вдвое, то это также увеличит размер нашего "одного процента". Это один способ думать.
Второй способ думать заключается в том, чтобы увеличить количество "стратегов", к примеру, с одного процента до полутора процентов. Это даст нам примерно ту же самую прибавку. Что легче — увеличить вдвое количество всех любителей игры Го или же увеличить один процент "стратегов", например, до полутора процентов? В каком случае мы затратим меньше ресурсов, и в каком случае получим больше отдачи — душевной, эмоциональной, интеллектуальной, эволюционной? Это серьёзный вопрос, это вопрос о том, на что направить усилия при популяризации игры. Этот вопрос задает себе Школа стратегического Го, этот вопрос задает себе Федерация Го, развивающая Го в России. Если высказывать своё личное мнение, то я за то, чтобы из одного процента людей, которые видят в Го нечто большее, чем настольную игру, попытаться сделать хотя бы полтора процента.

— Я знаю, что под вашим руководством на русском языке была издана книга Ясуюки Миура "Го и восточная бизнес—стратегия" (М.: София, 2005). Сколько книг было продано и ощущаете ли вы результаты этого проекта?

— Книга господина Миура "Го и восточная бизнес—стратегия" — особая книга. Это книга, не только объясняющая человеку настольную игру Го, но и её место в историко—экономическом пространстве и культуре двух цивилизаций — западной и восточной.
Работая над изданием книги в течение года, мы приняли решения, которые направили наш замысел в правильное русло. Первый вопрос, который мы себе задали тогда: на кого должна быть рассчитана эта книга в случае её издания? На какого потребителя? На массового потребителя или на элитарного читателя? Ответ получился не в пользу массового потребителя, и поэтому книга была издана тиражом всего 2500 экземпляров. Поэтому она издана дорого, поэтому она сделана действительно необычно, и приятно, что практически весь тираж этой книги в России уже продан. И мы действительно ощущаем результаты от издания этой книги. Они в том, что мы сумели увеличить количество людей в России, которые относятся к Го не только как к настольной игре. Эта книга помогла нам усилить такое отношение к Го в современном российском обществе. Для тех, кто не читал эту книгу (кстати, советую приобрести её, пока она ещё продается), скажу, что автор подает Го очень бытийно. Миура Ясуюки — человек с огромным жизненным опытом, человек, передающий читателю глубокое осмысление происходящего. Мы читаем главы книги, которые, хотя и несут в себе диаграммы и технические описания хода, но не переносят тебя "только на доску". Не превращают тебя в камень Го. Вместе с автором мы находимся в Тихом океане во время войны, участвуем в построении сети дорогих японских отелей в США, участвуем в инвестировании, в строительстве. Вместе с Миура Ясуюки мы сидим в чайных домах.
Играя в Го, мы сопричастны судьбе мира. Мы наслаждаемся достоинством Мастера, его внутренней тишиной. Эта книга сразу выносит нас на очень интересный уровень — на уровень человека, от которого действительно что—то зависит. На уровень человека, который живёт так, что находится в потоке мировой истории, который может делать, а может и не делать. Человека, ведающего деяние и недеяние. Такой человек может думать, сопоставлять, стоять над суетой людей, над суетой бизнеса, над суетой камней, над суетой доски.
Если говорить коротко — проект издания книги "Го и восточная бизнес—стратегия" оказался успешным, и результаты его видны мне.

— Не так давно вы издали книгу по Го для массового читателя и серию методических пособий. Можно ли ожидать их перевода на другие языки?

— Вряд ли, хотя одно пособие переведено на английский язык Саратовским отделением Федерации Го. Мы не ставим перед собой задачи перевода именно этой серии, поскольку она является для нас промежуточной. Настоящие книги, которая Русская Школа Стратегии будет готова предложить русскому, восточному и западному читателю, ещё не открыты для мира.

— Долгое время вы вели Школу Го одновременно со Школой Ушу. Сейчас вы преподаете только Го. С чем было связано ваше решение переключиться полностью на Го?

— Этот вопрос отражает только видимый срез происходящего. Действительно, мы прекратили приём детей и взрослых в нашу школу Ушу, и это вызвало некоторый резонанс. Однажды мне было очень тяжело приехать в клуб, где мы отказали сразу ста детям в занятиях Ушу. Но в любой Школе есть внутренние и внешние процессы. Любая Школа в ходе своей деятельности может останавливать на какое—то время внешние процессы. Мы приостановили ряд внешних процессов, чтобы получить силу для внутреннего преображения. Мы не останавливали наше внутреннее Ушу и не разрывали связь между нашим Го и Ушу, просто попасть в нашу школу Ушу сейчас стало невозможно. Поэтому нельзя сказать, что я отказался от преподавания Ушу; я лишь перестал принимать людей для обучения.

— Почему вы решили создать международную рассылку "Goama"?

— Это рассылка сайта www.gogame.info, в которой на данный момент более 1000 подписчиков, рассылка, популярная в Европе и Америке. У нас около 150 русских подписчиков, но рассылка делается на английском языке. Как директор рассылки скажу следующее: не всегда, чтобы быть понятым русской аудиторией, нужно делать рассылку на русском языке; а может быть, вообще на русском её делать не нужно. Но разговаривать, вообще—то, надо; в том числе — и не только с соотечественниками. И среди европейцев и американцев, как оказалось, мы неожиданно нашли очень мощную и красивую среду для общения. Это открытие последнего года. Также мы не ожидали, что наша рассылка может выйти на второе место в мире по количеству подписчиков. Впереди нас сейчас только рассылка Американской Ассоциации Го, которая существует уже очень много лет и от которой мы отстаём сейчас всего на несколько сотен подписчиков. О чём это говорит? О том, что люди интересуются этими вопросами, интересуются общением и ещё, наверное, о том, что идея создания мировой рассылки "Goama" была своевременной. Пользуясь случаем, благодарю тех меценатов, которые помогли нам в этом проекте, вложив свои деньги. Благодарю главного редактора — Александра Динерштейна, редакторов и корреспондентов рассылки, переводчиков, весь творческий коллектив.

— Одна из статей, которую вы написали для мировой рассылки, была посвящена уходу из жизни Чо Намчоля — основателя корейского Го, мастера 9—го Дана. Можно ли ожидать от вас новых статей, и если да, то на какие темы?

— Лично меня больше всего волнует мастерское отношение к Го, мастерское отношение к жизни. Поэтому я так болезненно откликнулся на уход из жизни основателя корейского Го. Господин Чо Намчоль интересен для меня не тем, что он имеет девятый Дан, а тем, что является основателем корейского Бадук, как называют Го в Корее. Это великий человек удивительной судьбы, и мне искренне очень жаль, что мы не успели получить права на издание его книги, иначе мы обязательно издали бы её в России.
Статья имела очень сильный повод для написания. Мы сидели на верхней террасе квартиры Ефима Островского и разговаривали о Го, о Мастерах, о стратегии. В беседе участвовали я, Ефим Викторович и гость из Кореи, имеющий 8—ой дан по боевым искусствам. Я поведал собеседникам об уходе из жизни господина Чо, и буквально в этот момент начали бить колокола соседнего храма, и они били так долго, как я давно не слышал в центре Москвы. Это был несомненный знак того, что происходит нечто необычное. Корейский мастер признал, что это вряд ли случайность, и небо приветствует переход господина Чо из нашего мира в другой мир. После этого события, я и написал вышеупомянутую статью. Приятно, что статью перевели на корейский язык, и она получила некоторый резонанс.
Что же касается того, можно ли ожидать новых статей и на какие темы, я скажу, что задумок много. Темы же, которые интересуют меня прежде всего — это те, что связаны с Мастерами, с их отношением к Го, как к искусству…
Поясню. Для меня Мастера и чемпионы — это разные люди. Меня меньше всего волнует тема чемпионства, тема "кто у кого выиграл", "кто кого победил", "кто кому проиграл". Меня интересуют Мастера, то есть люди, стоящие выше слоя побед и поражений, выше переживаний по поводу побед и поражений, выше слоя суеты, связанной с победами и поражениями. Это люди, которые пережили этот этап в себе, пережили либо духовно, либо физически, либо и духовно, и физически, либо изначально не ощущали его, поскольку были не совсем от этого мира, от другой материи, другого вещества.

— Вы основали Школу Го — или Школу И, как правильно?

— Вряд ли этот вопрос может относиться ко мне. Я основал Школу Го "Восхождение", а название "Восхождение" принадлежит кисти моей супруги. Название "Школа И" — тоже не моего авторства; оно принадлежит кисти Ефима Островского. Итак, в этом вопросе слишком много смешений, и не в моей компетенции все эти смешения упорядочить.
Я действительно руковожу Школой Го "Восхождение", и меня, скорее всего, можно назвать её основателем, а также основателем такого словосочетания, как "Мастер Го". До нас об этом никто не говорил. В СССР, в России существовало только звание "мастер спорта по Го". Это звание никого не интересовало, потому что оно было ниже звания гроссмейстера. Кроме того, оба этих звания отражают только уровень спортивных достижений человека — поэтому для нас они лежат в слое побед и поражений, и мастерского значения как такового не несут. Поэтому "мастер спорта" — это одна смысловая величина, а Мастер Го — совершенно другая.

— Вы также являетесь президентом Федерации Го?

— Да, я совмещаю оба поста: руководителя Школы Го "Восхождение" и президента Федерации Го. Это совершенно разные институции, Федерация Го имеет более выраженное социальное лицо по сравнению со Школой. Школа — такая организация, которая в нашей стране, на мой взгляд, вообще недостаточно проявлена как идея, потому что "школа" для нас означает чаще всего общеобразовательную школу со всеми её воспоминаниями. Это место, где в человека вбивается некая информация, потом она асфальтируется, и все это называется "школой". Когда мы говорим "Школа Го", мы говорим совершенно о другой школе. Школа в моём представлении должна нести ярко выраженную эволюционную составляющую. Если в школе нет идеи эволюции человека, то непонятно, для чего она вообще существует.

Страницы: